Ошибки при расследовании несчастного случая: а был ли он? (Продолжение) Полевая М. | ESPOT.BY
Печать
Сохранить в MS Word
Наверх
Вниз

Ошибки при расследовании несчастного случая: а был ли он? (Продолжение) Полевая М.

В прошлом номере журнала мы начали рассматривать основные ошибки, допускаемые комиссиями при расследовании несчастных случаев на производстве, и сравнивать их с оценками, даваемыми таким ошибкам судами. Это поможет нанимателям, во-первых, ознакомиться с судебной практикой по таким случаям, и, во-вторых, избежать в дальнейшем повторения подобных ошибок.

 

 

(Продолжение. Начало см.: «Я – специалист по охране труда». – 2015. – № 9__. – С. _11__.

 

Недоказанность причинно-следственной связи между фактом нарушения правил охраны труда и наступившими последствиями

 

Казалось бы, при происшествии обычно сразу можно определить, что причиной наступления несчастного случая на производстве было какое-либо действие или бездействие работника. Но на практике мы обнаруживаем, что не всегда причинно-следственная связь между действиями (бездействием) работника и несчастным случаем очевидна. Кроме того, в ряде случаев она действительно может отсутствовать. Поэтому очень важно для расследования правильно установить факт ее наличия или отсутствия.

Данный фактор обычно устанавливается комиссией. Но и комиссия, пусть даже совершено объективно проводящая расследование (т.е. без заинтересованности принять решение в пользу нанимателя), может допустить ошибки и не определить наличие причинно-следственной связи.

 

Пример 1

На рабочем месте у работника развился анафилактический шок, он был доставлен в больницу, где скончался. При расследовании несчастного случая комиссия установила на основании показаний свидетелей, что работник уже пришел на работу с недомоганием, жаловался на головную боль и на то, что в предыдущие дни тоже чувствовал себя плохо. В результате анализа всех обстоятельств, включая медицинское заключение о причине смерти, комиссия по расследованию несчастного случая установила, что смерть работника не была связана с выполняемыми им трудовыми функциями, т.е. зафиксировала отсутствие причинно-следственной связи между развившимся заболеванием, приведшим к смерти, и условиями труда работника.

В дальнейшем дело перешло в суд. Истица – вдова работника – настаивала на том, что смерть ее супруга явилась следствием того, что он на протяжении длительного времени дышал на работе мелкодисперсной пылью, которая скапливалась в рабочем помещении из-за недостаточной вентиляции. Вентиляция работала в помещении частично: из 4 систем постоянно работали только 2, периодически включалась 3-я, а 4-я не работала совсем. Этим объясняется и продолжительное общее недомогание ее супруга, и острый анафилактический шок. Истица просила назначить экспертизу. Суд удовлетворил ее ходатайство.

В результате рассмотрения всех обстоятельств дела суд удовлетворил требования истицы и признал вину нанимателя, так как на основании проведенной экспертизы установил причинно-следственную связь между нарушениями правил охраны труда, допущенными нанимателем, и смертью работника.

 

В рассматриваемой ситуации причинно-следственная связь действительна не была очевидна. Комиссия собрала сведения о том, что недомогание работника существовало еще до дня происшествия. Но он не обращался в лечебное учреждение по этому поводу. Комиссия также приняла во внимание медицинское заключение о причине смерти и обратилась в поликлинику по месту жительства работника за сведениями о состоянии его здоровья. Единственное, чего не учла комиссия, – это состояние воздуха в рабочем помещении, когда все станки были включены, поскольку проводила обследование рабочего места при выключенном оборудовании.

Таким образом, мы видим, что комиссия, несмотря на достаточно тщательное расследование, допустила серьезную ошибку, в результате которой наниматель заплатил не только компенсацию потерпевшему (супруге умершего работника), но и штрафы государству. Также были уволены 2 должностных лица по п. 9 ст. 42 ТК, а 1 работник привлечен к уголовной ответственности.

 

Документ:

Трудовой кодекс Республики Беларусь (далее – ТК).

 

Но может быть и другая ситуация, когда профессиональное заболевание или травма не являются следствием исполнения трудовых обязанностей и суды это подтверждают.

 

Пример 2

Мать погибшего работника, работавшего водителем в ОАО, обратилась к бывшему нанимателю сына с иском о взыскании компенсации морального вреда. Согласно медицинскому заключению причиной смерти сына явилась острая коронарная недостаточность, которая, по мнению истицы, была следствием несоблюдения работодателем требований законодательства об охране труда и времени отдыха. Направляя водителя в командировку с целью доставки детей в оздоровительный лагерь, наниматель нарушил режим труда и отдыха водителя транспортного средства. Перед командировкой сын более суток находился на рабочем месте, был направлен в рейс по перевозке детей в ночное время без сменного водителя и сопровождения ГАИ.

Суд рассмотрел обстоятельства гибели работника и пришел к выводу об отсутствии связи между нарушением нанимателем режима труда и отдыха погибшего и причиной его смерти. Судебное дело закончилось принятием решения в пользу нанимателя.

 

Неправильное установление виновного при расследовании несчастного случая на производстве

 

В первую очередь обращаем внимание, что комиссия, расследующая несчастный случай, должна не просто установить лицо или нескольких лиц, виновных в нарушении правил охраны труда, но и подтвердить это соответствующими документами.

 

Пример 3

Работник ООО при осуществлении своих трудовых обязанностей получил ожоги 1-й и 2-й степени из-за воспламенения обогревателя, который он принес в офис, что повлекло длительное расстройство здоровья. Комиссия, созданная для расследования несчастного случая, сочла очевидным, что виновным является заместитель директора ООО, так как он был назначен в организации ответственным за пожарную безопасность. Заместитель директора был уволен по п. 9 ст. 42 ТК.

Впоследствии он обратился в суд с требованием о признании увольнения незаконным и восстановлении на работе. Суд, рассматривая дело, установил, что комиссия по данному вопросу сработала формально и вынесла решение о виновности данного работника только на основании того факта, что он отвечал за пожарную безопасность. Суд указал, что нарушение работником требований охраны труда должно быть подтверждено соответствующими документами, чего комиссия не сделала. В результате суд принял решение о восстановлении работника на работе и в должности заместителя директора.

 

Обращаем внимание также на характер документов, которыми подтверждается вина работника. Желательно, чтобы это были документы, которые потом трудно оспорить в суде: технические заключения, заключения экспертов и т.п. Например, свидетельские показания, пусть даже и зафиксированные в объяснительной записке или протоколе, достаточно часто меняются, когда дело доходит до суда. Это происходит потому, что, во-первых, должностные лица, которые берут объяснения у работников, неправильно ставят вопросы или вообще не задают нужные вопросы, предлагая работнику просто рассказать о происшествии; во-вторых, работники при этом осознают, что находятся в состоянии зависимости от нанимателя, поэтому и показания, данные на работе начальнику, а впоследствии суду, могут отличаться.

 

Пример 4

Суд кассационной инстанции в своем определении, в частности, указал, что объяснительные лиц, работавших вместе с истцом, не являются надлежащими доказательствами, подтверждающими нарушение работником требований охраны труда, поскольку требуются дополнительные доказательства объективного характера.

 

Иногда складывается ситуация, когда в организации длительное время нарушаются требования охраны труда и наниматель об этом знает. Поэтому при наступлении несчастного случая на производстве или возникновении иных негативных последствий наниматель находит «крайнего» и его наказывает. Такая ситуация крайне негативна для нанимателя, потому что многие работники сейчас готовы бороться за свои права через суд, тем более законодательство дает им такую возможность. Достаточно часто такие ситуации заканчиваются судебным решением не в пользу нанимателя.

 

Пример 5

Работник был переведен временно на должность отсутствующего сотрудника, и с момента перевода в его обязанности стало входить в т.ч. обеспечение безопасной организации работ и рабочих мест, проведение необходимых инструктажей. В период временного выполнения им своих новых обязанностей произошел несчастный случай на производстве с причинением легкого вреда здоровью одному из работников. Наниматель составил акт о несчастном случае на производстве, где был сделан вывод о виновности истца.

Разрешая возникший спор, суд пришел к выводу, что истец выполнил возложенные на него обязанности по незамедлительному приостановлению работ и извещению вышестоящего руководства о произошедшем несчастном случае на производстве. Причем наниматель не указал конкретные нормы правил охраны труда, нарушение которых заведомо создало реальную угрозу наступления тяжких последствий, а также не доказал наличия причинно-следственной связи между действиями (бездействием) истца и несчастным случаем. При применении к истцу дисциплинарного взыскания не были учтены тяжесть совершенного проступка и обстоятельства, при которых он был совершен. Более того, тот факт, что в акте отражено нарушение правил охраны труда истцом, свидетельствует о том, что данное нарушение допущено со стороны нанимателя в целом при организации охраны труда на производстве. Оно не может рассматриваться как достаточное основание для применения меры дисциплинарной ответственности непосредственно к истцу за однократное грубое нарушение трудовых обязанностей.

 

Считаем необходимым обратить внимание на еще одно обстоятельство, связанное с правильным установлением причинно-следственной связи и установлением виновного лица при расследовании несчастного случая на производстве: увольнение виновного по п. 9 ст. 42 ТК.

Рассмотрим подробно одно из таких дел.

 

Ситуация

Машинист тепловоза участка эксплуатации цеха подвижного состава ОАО «А» был уволен по п. 9 ст. 42 ТК за нарушение правил охраны труда, повлекшее за собой причинение тяжкого вреда другим работникам и третьим лицам.

Прибывая на станцию города М., он не снизил скорость до необходимого значения и допустил развал груза с двух платформ. В результате падения груза на скорости были причинены тяжкие телесные повреждения работнику грузовой станции. При экстренном торможении также был причинен вред здоровью одного из работников локомотивной бригады.

При расследовании происшествия комиссия установила превышение скорости на 40 км/ч. Члены комиссии произвели технический осмотр платформ, следовавших в составе, взяли показания свидетеля Б., в течение недели произвели расшифровку скоростемерной ленты. Комиссия пришла к выводу о виновности машиниста, основываясь по большей части на факте превышения скорости, который был очевиден.

По результатам проведенного расследования машинист был уволен.

Не согласившись с увольнением, он обратился в суд с требованием отмены приказа об увольнении, восстановлении его на работе, оплате труда за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда.

 

Судебное дело

 

Суд пришел к выводу о незаконности увольнения истца и принял решение об удовлетворении исковых требований.

 

Позиция истца

 

По мнению истца, комиссия по расследованию несчастного случая неправильно установила превышение скорости, так как не учла расхождения в показаниях двух скоростемеров, что может служить доказательством неисправности скоростемера, в связи с чем истец полагал, что при установлении степени его вины комиссия учла неправильные исходные данные.

Кроме того, комиссия указала, что одной из основных причин развала груза является превышение скорости, однако не учла, что контейнеры, в которых находился груз, не были надлежащим образом закреплены на платформах, отсутствовали крепежные механизмы, на платформах имелась наледь и мусор, в результате чего контейнеры не могли быть устойчивыми на платформах. Истец полагает, что его действия не находятся в причинно-следственной связи с происшествием, а нарушение с его стороны не является единственным в происшествии. По мнению истца, основной причиной развала контейнеров явились нарушения при их погрузке. Истец был не согласен с примененной нанимателем крайней формой дисциплинарного взыскания в виде увольнения.

Таким образом, истец считал, что не его действия привели к причинению вреда здоровью двух человек и остальным негативным последствиям. Комиссия неправильно установила виновных лиц и неправомерно его уволила.

 

Позиция ответчика

 

Представитель ответчика заявил, что истец был уволен законно и обоснованно, поскольку нарушение им правил охраны труда в виде превышения скорости привело к аварии, в результате которой пострадали и свои работники, и посторонние люди. Кроме того, упавший с платформ груз повредил оборудование путей сообщения и создал угрозу железнодорожной аварии, если бы в это время на данном участке вовремя не остановили другой железнодорожный состав.

После происшествия представители ответчика внимательно осмотрели платформы и действительно обнаружили отсутствие приспособлений для креплений (фитингов) и следов увязки контейнеров проволокой. Кроме того, на платформах имелась наледь, что свидетельствовало об отсутствии сцепления пола контейнеров с платформами. При этом комиссия сделала вывод, что если бы не была превышена скорость, то контейнеры не упали бы даже без надлежащего крепления.

Нанимателем также была соблюдена процедура увольнения: от истца до привлечения к ответственности затребовано объяснение, с приказом об увольнении он ознакомлен в день увольнения, истцу своевременно вручена трудовая книжка и выплачен окончательный расчет. С учетом изложенных обстоятельств, по мнению представителя ответчика, оснований для удовлетворения исковых требований нет, в связи с чем он просил в иске отказать.

 

Позиция суда

Несмотря на доводы ответчика, суд посчитал причинно-следственную связь между превышением скорости со стороны истца и вредом, причиненным людям, недоказанной.

Суд посчитал доказанным, что истец действительно превысил скорость, которая согласно расшифровке скоростемерной ленты составляла 58 км/ч при ограничении в 20 км/ч. Но при этом остальные представленные доказательства свидетельствовали о том, что погрузка груза в контейнеры и крепление контейнеров были выполнены с нарушением установленных норм и правил. Так, фитинговые упорные крепления отсутствовали, факты увязки контейнеров на платформах также не были подтверждены, на платформах установлено наличие льда, снега и мусора. Также было дополнительно установлено, что груз к перевозке приемосдатчиком на станции в месте отправления не принимался ввиду его отсутствия в вечернее и ночное время. Суд пришел к выводу, что указанные факты свидетельствуют о нарушениях со стороны лиц, осуществлявших погрузку и крепление контейнеров, что не обеспечило безопасную транспортировку груза и явилось непосредственной причиной падения груза. Таким образом, суд подтвердил, что нарушение скоростного режима, допущенное истцом, не находится в причинно-следственной связи с падением груза с платформ, а значит, и с причинением вреда пострадавшим. За действия работников, загружавших контейнеры и закреплявших их на платформах, истец нести ответственность не может.

По мнению суда, с учетом установленных обстоятельств наниматель применил к истцу крайнюю меру дисциплинарного взыскания, не соответствующую тяжести совершенного истцом дисциплинарного проступка, поскольку правовые последствия допущенных истцом нарушений правил охраны труда помимо общих обстоятельств должны быть учтены нанимателем при выборе примененной к нему меры дисциплинарного взыскания. Соблюдение ответчиком процедуры привлечения истца к дисциплинарной ответственности: истребование объяснения до применения дисциплинарного взыскания, своевременное ознакомление с приказом об увольнении, выдача трудовой книжки в день увольнения и начисление окончательного расчета – не могут повлиять на выводы суда о незаконности увольнения истца.

Таким образом, суд принял решение о восстановлении работника в должности машиниста тепловоза участка эксплуатации цеха подвижного состава ОАО «А», а также о взыскании в его пользу заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда и судебных расходов.

 

Приведенная ситуация показывает, как зачастую сложно избежать ошибок при установлении фактов виновности работников в нарушении правил охраны труда, особенно если в результате происшествия наступили тяжкие последствия. В большинстве случаев такие ошибки наниматель совершает по причине банального незнания, какие действия он должен предпринять в тех или иных случаях, и принимает решения на основе «очевидных» обстоятельств, которые впоследствии оказываются совсем не очевидными.

Нередко ошибкой также является оповещение не всех органов, которых наниматель обязан оповестить, или же невключение в состав комиссии по расследованию несчастных случаев представителя одного или нескольких органов, которые в силу своей компетенции могли бы направить расследование в необходимое русло и установить нужные факты.

 

Маргарита Полевая, юрист

 

(Продолжение следует.)

 

Документ:

постановление Совета Министров Республики Беларусь от 15.01.2004 № 30 «О расследовании и учете несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний».

 

Справочно:

Правила расследования и учета несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утвержденные постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 15.01.2004 № 30 (далее – Правила расследования).

 

Справочно:

наниматель, страхователь, получив сообщение о несчастном случае на производстве:

– принимает меры по устранению причин несчастного случая;

– в течение одного рабочего дня сообщает о несчастном случае страховщику, нанимателю потерпевшего (при несчастном случае с работником другого нанимателя) и направляет в организацию здравоохранения запрос о тяжести травмы потерпевшего;

– информирует о несчастном случае на производстве родственников потерпевшего и профсоюз (иной представительный орган работников);

– обеспечивает расследование несчастного случая на производстве в соответствии с Правилами расследования (п. 10 Правил расследования).

 

Справочно:

наниматель, страхователь за счет собственных средств обеспечивает выполнение технических расчетов, проведение лабораторных исследований, испытаний, других экспертных работ и привлечение в этих целях специалистов и (или) экспертов, проведение фото-, видеосъемки места происшествия и поврежденных объектов, составление планов, эскизов, схем (п. 11 Правил расследования).

 

Справочно:

расследование несчастного случая на производстве (кроме группового, со смертельным или тяжелым исходом) проводится уполномоченным должностным лицом организации, нанимателя, страхователя с участием уполномоченного представителя профсоюза (иного представительного органа работников), специалиста по охране труда или другого специалиста, на которого возложены эти обязанности (заместителя руководителя организации, ответственного за организацию охраны труда), а также лиц, указанных в п. 16 Правил расследования (по их требованию) (п. 18 Правил расследования)

 

Справочно:

несчастные случаи на производстве с главами и членами крестьянских (фермерских) хозяйств расследуются и учитываются местными исполнительными и распорядительными органами, у которых зарегистрированы указанные хозяйства (п. 20 Правил расследования).

 

Справочно:

несчастный случай с работником, направленным нанимателем, страхователем для выполнения его задания либо для исполнения трудовых обязанностей в другую организацию, расследуется организацией, в которой произошел несчастный случай, с участием уполномоченного представителя нанимателя, страхователя, направившего работника, и профсоюза (иного представительного органа работников) (п. 29 Правил расследования).

 

Справочно:

несчастный случай с работником, временно переведенным на работу к другому нанимателю либо выполнявшим работу по совместительству, расследуется и учитывается нанимателем, у которого произошел несчастный случай (п. 30 Правил расследования).

 

Справочно:

несчастный случай с работником, выполняющим работы под руководством уполномоченного должностного лица нанимателя, страхователя на выделенном участке другой организации, расследуется и учитывается нанимателем, страхователем работника (п. 31 Правил расследования).

Статьи на тему

Не любой работник может управлять погрузчиком. Кравчинский П.

№23, декабрь 2017

Самовольное выполнение газоопасных работ привело к травмированию работника. Кравчинский П.

№22, ноябрь 2017

Кто будет расследовать травму, полученную за границей? Северов В.

№22, ноябрь 2017

You can highlight and get a piece of text that will get a unique link in your browser.